Впечатления о Марокко.

Когда я покинул паром и ступил на африканский асфальт — счастью не было предела. Я встал на подножки, ехал стоя и в голове была лишь одна мысль — "Я в Африке!!!" Континент, до которого своим ходом добирается лишь малый процент мототуристов! После формальностей на пропускном пункте, передо мной окончательно открылись двери в Марокко. Сбылась мечта попасть в совершенно другой мир. Конечно, близость к Европе еще давала о себе знать, но уже в Испании начала прослеживаться арабская нить среди узеньких улочек Гранады и Стен Альгамбры.

Я крутил головой в разные стороны, мысленно сравнивал все с отчетами из интернета и с тем, как представлял это дома. Первые впечатление как всегда совсем поверхностные и более бытового характера: асфальт похуже, вдоль дороги почему-то без дела стоят люди, половина автомобилей на дороге — старые дизельные Мерседесы, работающие в такси и набитые битком по шесть человек, при этом культура вождения вполне себе сносная. Уже тогда это начало напоминать мне сцену из игры "Call of Duty".

Узкие проулки с сильными перепадами высот, низкоэтажные постройки, многочисленные лавки, шум, специфический запах, бесконечно снующие люди, играющие дети и проносящиеся мимо мопеды – всем этим встретила медина – старый город Танжера, где предстояло найти первый арабский хостел.

Еду по навигатору и даже не представляю, где во всем этом кошмаре хоть на время оставить мотоцикл с нагруженными вещами, палаткой и канистрами. Тут вижу свободное пространство и машины:


Не успел слезть с мотоцикла, как подходит араб и говорит:
— Ты, наверно, ищешь хостел N?
— А как ты узнал?
— Я местный гуру, все тут знаю, оставляй шлем вот этому мужику (показывает рукой на какого-то торговца) и пошли отведу тебя в хостел.

Надо добавить, что в мотопутешетсвии не чувствуешь себя обычным туристом, который прилетел в точку «А», заселился в отель, погулял по городу и снова улетел. В Марокко тем более — когда ехал по улице, все махали руками, кричали "Руссия!" и казалось, что они действительно рады тебя видеть, что ты стал невольным участником какого-то официального мотопробега который приближается к финишу. Именно поэтому предложение араба показалось аналогом русского гостеприимства или жестом помощи путешественнику, таким же безвозмездным, как это делают каучсерферы.

Хостел самостоятельно найти было бы нелегко. На фото это деревянная дверь справа. Такая низкая, что игравшие рядом дети одернули меня, чтобы предупредить, что могу удариться головой, для наглядности постучав ладонью себе по лбу. "Какая замечательная страна, какие милые дети" — подумал я, уставший от уже казавшейся снобистской Европы.

Пусть нашего араба будут звать Мустафа. Он остался ждать на улице, чтобы потом показать парковку для мотоцикла. После заселения в хостел, мы пошли в отель, где работает его друг. Поговорив с ним, Мустафа сказал, что тут дорого, и мы поставим мотоцикл на городскую парковку, где он тоже всех знает. Когда оставив мотоцикл на этой городской парковке, мы шли обратно пешком, он здоровался чуть ли не с каждым вторым.
За мотоцикл взяли 20 дирхам (100 рублей) и даже сразу же укрыли чехлом:

Мустафа решил сразу вести меня гулять по городу. Хоть я и не готов был так резко что-то смотреть, особенно если учесть, что находился в Марокко всего несколько часов, но сказал про женские украшения, которые так и так хотел привезти в качестве сувенира. Выяснилось, что очередной друг араба работает в местной лавке, и вообще мне повезло — сегодня базарный день, когда раз в неделю торговцы со всей страны приезжают в Танжер.

Приходим в лавку, где преобладают ковры. Меня усаживают, говорят чувствовать себя как дома. Оба араба хорошо говорят по-английски и намного лучше чем я. Стандартные вопросы: кто, откуда, сколько жрет, сколько прет, сколько проехал. Рассказываю про свою поездку и о такой теперь далекой и холодной России. Предлагают мятный чай — говорю, что только приехал в Марокко и еще не успел его попробовать. Для них это настоящий ритуал, поэтому незамедлительно из под стола появляется газовая горелка, металлический чайничек заливается бутилированной водой, добавляется мята и мы ждем пока закипит вода. Мустафа уходит на вечернюю молитву, а я остаюсь вдвоем с новым арабом — Асадом.

Когда я только вошел в лавку, в ту же секунду меня облачили в местную одежду. Видно еще не переодетые и пыльные мотоботы. Полагаю, это такой способ задержать покупателя в магазине и не дать ему уйти легко и просто.

За чашкой горячего мятного чая Асад продолжал расспрашивать про поездку, а я дал ссылку на свой блог.

Перешли к вопросу, что же я хочу купить в качестве сувенира. Украшения, по мнению Асада фигня, и я обязательно должен взять ковер! Ковры ручной работы, у него их море и любых размеров. Он раскладывал передо мной десятки, предлагая одним накрывать маленькую тумбочку, а другим целый диван. Я понимал лишь одно: у меня нет ни денег, ни места для него, ни малейшего желания его приобрести.

Не хотелось и обидеть Асада, но вроде как можно и нужно торговаться. Асад настойчиво попросил просто выбрать два любых ковра. Пришлось, чтобы он отстал, указать на пару самых приличных и небольших. Как думаете, сколько могут стоить два ковра как на фото ниже?

Первоначальная цена была 400 евро за оба! И это после историй про мою поездку, как я живу по впискам и о максимальном бюджете 35 евро в день.
Откровенно говоря, не вижу в этих коврах чего-то особенного, например, какая-то синяя тряпка на фотографии ниже. Я такой в гараже детали отмываю от масла и многолетней грязи.

Впаривали мне их долго. Даже предлагали отправить почтой и показывали толстую книгу с клиентами по всему миру. Я рисковал стать первым русским в этой рукописи. Хоть и не пытался торговаться, цена постепенно опустилась до 100 евро за ковер. Вернувшийся Мустафа сказал не волноваться, что здесь все друзья и договоримся, и попросил назвать цену, которую я готов заплатить. 20 евро было последним словом, после чего все ковры моментально убрали, с меня сняли одежду и мы, наконец-то, покинул эту лавку, обнявшись на прощание с Асадом, договорившись, что все равно остаемся большими друзьями.

Уже по пути к хостелу предстояло распрощаться и с Мустафой. Я понимал, что он работает не на окладе и провел со мной действительно много времени, поэтому, наверняка, придется заплатить. Можно было ничего и не дать, но пугало одно – мотоцикл на парковке его друга. Вскоре он начал недвусмысленно намекать, что надо его отблагодарить. К тому моменту я не успел обменять валюту, а самая мелкая была 20 евровая купюра. Про бюджет 35 евро в день он уже забыл и сказал, что 20 евро небольшая сумма, так как некоторые и по 50 дают. Но сошлись на десяти, после чего распрощались, а утром я забрал свой мотоцикл в целости и сохранности. Однако первое впечатление о стране было испорчено окончательно.

Полное незнание того, что ждет впереди: какие дороги, общепит, где остановиться в пути – вселило некоторую растерянность. Примерно такое произошло год назад, когда я впервые один поехал в Европу. Тогда незнание всех тонкостей и пугало: у меня почти не было аппетита, не было желания что-либо смотреть. В течение первого месяца этой поездки я чувствовал себя идеально, потому что уже был полностью готов ко всем возможным приключениям, как психологически, так и в плане банальной подготовки вещей и инструментов. В Марокко, в некотором плане, повторилось прошлогоднее ощущение безызвестности. Если бы не Рашид к которому ехал на вписку, то может, в тот же день, я бы развернулся и поплыл обратно в Испанию.

Поступившись своими принципами и выбрался на платный автобан, но уже через 150 километров решил, что будет слишком глупо проехать по стране так и не увидев ничего с этого бетонного полотна. Я съехал с платной магистрали и проехал крупнейшие города Рабат и Касабланка по местным дорогам, послушно постояв в местных пробках и пронзив мегаполисы почти по диагонали без остановки. Если между населенными пунктами было еще ничего, то на въезде в любой городок появлялась странная вонь — так может пахнуть утром из мусорного бака в родном московском дворе. Это отбивало всякое желание перекусить что-либо у дороги и вообще остановиться.

Заехав на АЗС по пути, заправщик стал протирать лобовое стекло мотоцикла, но чувство, что с меня тут же начнут требовать деньги, держало в каком-то напряжении, и я с неприязнью смотрел на мило улыбающегося мне заправщика. При этом, чем дальше уезжал от туристических городов, тем проще и милее становились люди. Когда я снова выбрался на автобан, чтобы объехать Марракеш, не только дети, но и взрослые мужики махали мне рукой из-за бетонного ограждения, отвлекаясь от работы. Помню, как ехавший боком на осле дядька остановился и приветствовал рукой с моста над дорогой.
Примером таких нормальных арабов оказались эти ребята, у которых купил марокканские украшения. Я тоже пил с ними чай, но обстановка не была какой-то напряженной, они рассказали как ездят по стране на попутках и продают свои безделушки, а их интерес ко мне был действительно неподдельным и искренним.

Уже после трех спокойных дней у Рашида, который мне много показал и рассказал, я стал привыкать к Марокко и понимать эту страну. Почти решился на обратном пути ехать немного по другой дороге через горы, чтобы посетить заправку из фильма «У холмов есть глаза», декорации были построены в пустыне рядом с местной киностудией, где часто снимают голливудские фильмы.

Заброшенная американская заправка в дикой пустыне Аризоны, а на самом деле – в Африканском Марокко.

Но все же, некоторая неизвестность испугала меня. Я решил, что проще добраться с одной ночевкой до парома, а когда-нибудь потом вернуться в Марокко таким же подготовленным, как я вернулся в этом году в Европу. Естественно я сейчас жалею, что не поехал на эту заправку, но что было — то было.

Последним негативным впечатлением стал приезд в Марракеш и поиск очередного ночлега. Снова хостел был в медине, снова меня приветствовала вся улица, снова я начал блуждать и по дурости согласился, чтобы два школьника на своем мопеде показали дорогу. Буквально через несколько поворотов прятался хостел, но улочка была такая узкая, что мотоцикл пришлось оставить за углом. Когда они подвели меня к двери, то естественно попросили деньги, и потребовали 10 евро! Напомню, что столько взял Мустафа, который провел со мной полдня. Дав им 10 дирхам, что почти тоже, что 1 евро, они сказали что-то из разряда "fuck you" и скрылись за поворотом, где остался мотоцикл. Я так и представил, что увижу его перевернутым или еще с какой гадостью, но обошлось. Эти ребята напомнили мне, что не стоит расслабляться и все же надо шустрее двигаться в сторону парома.

Чего обманывать, в первую очередь, я переживал только за мотоцикл. Хотя никаких признаков для беспокойствия не было, я понимал, что в случае поломки, с ремонтом будет намного сложнее, чем в Европе – достаточно было языкового барьера с местными, которые в основном владеют французским и, на мой взгляд, все равно за любой чих будут просить деньги. А именно с деньгами становился напряг, по расчетам их должно было хватить впритык к дате возвращения. Оказалось то, что спокойней ехать, когда знаешь, что любую непредвиденную ситуацию сможешь разрешить деньгами. Именно тогда я понял, что не могу жить как некоторые другие путешественники на 100 долларов в поездке по всему миру, хотя мне кажется, что это несколько другой случай. Тот же автостоп в этом плане проще – в случае какой-то непредвиденной ситуации всегда можно сесть на самолет и просто улететь домой. Мотоцикл становится большим и ответственным грузом, который не каждый может просто так бросить. Это своеобразный плавающий якорь – ты вроде и плывешь на нем, но при самом неблагоприятном раскладе он может быстро потянуть на дно.

Сейчас слежу за отчетами парня, который на велосипеде из Питера тоже едет в Марокко. Он спит в храмах, по впискам, на лавках, в лесу и иногда при минусовой температуре. Питается орехами и кашами. Я так не могу, а с другой стороны понимаю, что даже среди мотоциклистов и половина не доедет туда, куда забрался я.

Началась сказываться тоска по Родине и усталость от более чем месячного одиночного путешествия. Огромное количество впечатлений и каждый новый день не похожий на предыдущий – все это уже смешалось во что-то одно. Раньше я смеялся над всякими ванильными фразами о том, что путешествие меняет людей. Но пока пилил по скучной и серой полосе марокканского автобана, которая за своими пределами имела яркий и оранжевый оттенок – то начал понимать, что действительно стоит ценить в жизни. Просто вспоминал обычную жизнь в России – как ходил каждый день на работу, ехал на электричке на дачу или на машине по делам. Хотелось видеть вокруг себя только русских людей, которые начинали казаться такими простыми и лучшими людьми на свете. И те же деньги, которые давили как некоторый пункт дискомфорта, казались фантиками, ничего не значащими по большому счету. Пусть у тебя их будет сколько угодно – если ты по какой-то причине не можешь вернуться на Родину, то они никогда не заменят дорогих и близких людей. Я понял, что не смог бы жить за границей, как бы хорошо или плохо там не было. Это оказалось для меня чужим, но в тоже время похожим на сказку, в которую хочется возвращаться лишь на короткое время, чтобы отвлечься от повседневной скуки.

Спустившись с парома на большую землю, или по-простому говоря – Испанию, было чувство, что я уже вернулся домой. Большое спасибо немцу, которого я встретил перед паромом. Тогда он рассказал много полезной информации, которая сильно пригодилась, он же и предупреждал о жадности арабов и особенности туристических городов. Позже, уже здесь в Живом Журнале, , которая живет в Марокко, дала мне совет, до которого в нужный момент сам не додумался – как только арабы предлагают помощь, надо сразу оговаривать цену. В результате чего он либо согласится, либо на его место найдется десять других.

Сейчас этот рассказ не кажется чем-то страшным, невероятным и даже особенным — попал в туристический трюк, отдал жалкие 10 евро и все. Но когда я был один, в тысячах километров от дома, мотоцикл стоял на парковке друга неизвестного араба, мне пытались продать какие-то ковры, то это не казалось таким забавным. А сейчас повседневная рутинная жизнь настолько надоедает, что кажется, можно бросить все, лишь бы снова окунуться в подобное приключение.

Основной пост — На мотоцикле в Португалию через Марокко — 17 876 км и 18 стран.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *